Судебная практика по страховым спорам ОСАГО

Судебная практика по ОСАГО

Максим Иванов
Автор статьи
Практикующий юрист с 1990 года

Львиная доля споров со страховыми компаниями по ОСАГО вызвана отказом выплачивать страховое возмещение. Одна из причин – невозможность осмотра пострадавшего авто. Страховщики утверждают, что водители уклоняются от осмотра, а потому невозможно установить факт страхового случая.

Но такой аргумент работает только если СК сделала все для организации такого осмотра, в том числе в письменном виде уведомила пострадавшую сторону и может подтвердить это документально. Если же доказательств такого уведомления нет, пострадавший считается неуведомленным. А значит, отказывать ему в выплате страховки нельзя, считает Верховный суд (Определение № 9-КГ17-12 от 31.10.2017).

Страховщик не может диктовать условия осмотра авто пострадавшего

Если в результате ДТП автомобиль пострадал настолько, что эксплуатировать его нельзя, страховщик должен в течение 5 дней организовать осмотр на территории пострадавшего. К такому выводу пришел Верховный суд в своем Определении №77-КГ17-25 от 31.10.2017.

Даже если страховая компания неоднократно вызывает на осмотр и приглашает водителя для согласования его даты, тот вправе игнорировать такие письма и провести независимую экспертизу самостоятельно. Вызывать и оплачивать эвакуатор пострадавший не обязан! А если досудебный порядок спора по ОСАГО не дал результата, и страховая отказалась платить – обращайтесь в суд.

Расчет ущерба по справочникам РСА необоснованно занижает страховые выплаты

Пожалуй, самый крупный сегмент страховых споров по ОСАГО – это споры, связанные с заниженной суммой возмещения. Размер ущерба, с которым обычно соглашается страховая компания, на 30-50% ниже реального. Если водителя это не устраивает, он проводит независимую экспертизу. Но экспертное заключение не всегда “козырь” даже для суда.

Теперь же есть новый аргумент в пользу пострадавших. Дело в том, что страховщики при расчете сумм ущерба руководствуются справочниками РСА, а в них суммы ниже рыночных.

Цены в справочниках РСА существенно ниже цен, сложившихся на рынке. А это, по мнению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, ведет к экономически необоснованному занижению страховых выплат (Определение № 306-КГ17-17947 от 16.03.2018). В связи с этим размер ущерба, рассчитанный страховой, должен быть пересмотрен.

Страховая возместит все расходы, а не только ущерб

Если страховщик доказывает вам, что он должен возместить вам только ущерб имуществу и здоровью, знайте, что это откровенная ложь. Его обязанность – компенсировать не только восстановительные, но и иные расходы, вызванные попаданием в ДТП (п. 36 Постановления Пленума ВС РФ № 58 от 26.12.2017). Так, поводом для претензии, а затем и судебного урегулирования спора по ОСАГО, однозначно станет отказ в возмещении расходов на:

  • эвакуацию и хранение поврежденного транспортного средства и иного имущества;
  • транспортировку пострадавшего в больницу, иные транспортные расходы;
  • восстановление дорожной инфраструктуры, ограждений, оборудования АЗС;
  • восстановление пострадавшей недвижимости;
  • вызов аварийного комиссара;
  • доставку строительных материалов для проведения восстановительных работ и так далее.

Неверные сведения в договоре – виноват страховщик

Отказ в страховом возмещении, обоснованный неверными сведениями в договоре страхования, обычно считается бесперспективным в части оспаривания. Но судебная практика по Закону “Об ОСАГО” показывает обратное. Пример – Определение ВС РФ № 34-КП7-8 от 03.10.2017.

В рассматриваемом случае страховщик был намерен признать недействительным договор автогражданки, ссылаясь на то, что страхователь при его заключении умышленно сообщила страховщику ложные сведения о месте предполагаемого использования ТС. Вместо Мурманской была указана Ленинградская область. Но для Верховного суда это не стало аргументом.

СК, как профессиональный представитель рынка, сама должна была уточнять достоверность полученных от клиента сведений. А так как страховая не смогла доказать, что клиентка хотела умышленно ввести ее в заблуждение, в признании договора недействительным было отказано.

Неустойка – на всю сумму возмещения

Неустойка за просрочку сроков выплаты страхового возмещения должна начисляться не только на сумму восстановительного ремонта, но и на иные расходы. Как отмечается в п. 25 Обзора практики рассмотрения дел судами дел, связанных с ОСАГО (утв. Президиумом ВС РФ 22.06.2016), суды, при рассмотрении споров по договору страхования, выплачивают неустойку без учета расходов на эвакуацию и прочих затрат водителя. Такой подход не обоснован – неустойка подлежит начислению на все расходы, которые вызваны ДТП.

Повреждения при ремонте чреваты неустойкой и моральным ущербом

Ответственность за качество выполненного восстановительного ремонта в рамках страхового возмещения само собой возлагается на страховщика. Но если в результате ремонтных работ автомобилю причинен ущерб, решение спора по ОСАГО переходит в плоскость защиты прав потребителей.

К такому выводу пришел Верховный суд в Определении по делу № 78-КГ 17-83 от 14.11.2017. Это значит, что пострадавший водитель вправе требовать от страховщика не только устранения причиненного вреда, но и выплаты неустойки, предусмотренной ст. 23 ФЗ “О защите прав потребителей”, а также компенсации морального вреда.

Утрата товарной стоимости также подлежит возмещению

Представьте, вы попали в ДТП на новом автомобиле, которому год-два. Страховщик, конечно, восстановит автомобиль, но новым он не будет уже никогда. Клеймо «битого» ТС останется с ним до конца дней, продать его по цене, равнозначной цене до ДТП уже не удастся. Это – утрата товарной стоимости. Она проявится только при продаже авто в будущем, но это не значит, что ее не нужно возмещать – судебная практика по ДТП по ОСАГО на стороне пострадавших.

Как в своем определении по делу № 59-КГ 16-9 от 19.07.2016 указал ВС РФ, утрату товарной стоимости необходимо относить к реальному ущербу. Он выражается в уменьшении стоимости ТС, вызванным ухудшением его товарного вида, эксплуатационных качеств, снижении прочности и долговечности (п. 37 Постановления Пленума ВС РФ № 58 от 26.12.2017).Потребовать возмещения товарной стоимости можно у страховщика, а если страховой суммы недостаточно для ее покрытия – у причинителя вреда.

Резюме

Безусловно, выше рассмотрены далеко не все примеры положительных судебных решений – невозможно объять необъятное. Но описанная практика является показательной, а многие вопросы, рассмотренные Верховным судом, на первый взгляд (как и по мнению нижестоящих инстанций) могли показаться бесперспективными. Это конкретные случаи, когда упорство в отстаивании своих прав дает позитивный результат. Берите пример!

Верховный суд встал на сторону владельцев ОСАГО. Обзор пяти дел

Что разрешено страхователям с точки зрения высшей судебной инстанции

Москва. 27 ноября. INTERFAX.RU — Страховщики продолжают при малейшей возможности уклоняться от выплат по полисам ОСАГО, а суды не всегда могут распознать злоупотребления, свидетельствуют материалы новой серии «страховых» судебных споров, которые дошли до Верховного суда (ВС) РФ. Эксперты отмечают, что кассационная инстанция остается на позиции защиты интересов слабой стороны — страхователя и отчасти нивелирует влияние лоббистов на законодательство. Отраслевые эксперты в свою очередь опасаются, что решения ВС открывают новые возможности для злоупотреблений «недобросовестных страхователей».

На протяжении ноября Верховный суд опубликовал серию кассационных определений по делам, в рамках которых автовладельцы оспаривали отказы страховых компаний выплатить компенсации по ОСАГО. Эти дела объединяет то, что во всех случаях суды районного звена удовлетворяли требования к страховщикам, после чего апелляция эти решения отменяла. Верховный суд разобрал ошибки судов второй инстанции и вернул им все пять дел на пересмотр.

Страховщик не может диктовать условия осмотра

Первое из этих пяти дел касается ситуаций, когда владелец имеет право не доставлять поврежденную машину в страховую компанию и заказать оценку ущерба самостоятельно.

Это актуальная проблема, считают эксперты. Мошенники зачастую приглашают представителя страховщика на осмотр в населенный пункт, расположенный в сотнях километрах от областного центра, заведомо зная, что никто туда не поедет, сказал «Интерфаксу» заместитель гендиректора СК «МАКС» Виктор Алексеев.

В случае, который рассмотрел ВС, хозяин автомобиля Mitsubishi Pajero, у которого в результате аварии разбилось в том числе и стекло, не поехал в офис страховой компании, несмотря на два вызова, проигнорировал и приглашение приехать для согласования осмотра, высланное уже после отправки претензии и проведения экспертизы. «Росгосстрах» на этом основании платить не стал.

Это неправомерно, решили судьи ВС. Если машина повреждена настолько, что эксплуатировать ее нельзя (даже если просто разбито стекло), то страховщик должен организовать осмотр на территории пострадавшего в течение пяти дней. Не должна страховая компания требовать и доставки аварийной машины на эвакуаторе, вводя ее владельца в дополнительный расход. В противном случае потерпевший при любых повреждениях машины признавался бы способным транспортировать его к страховщику, что противоречит закону об ОСАГО, отметил ВС в своем определении. А раз компания не удосужилась организовать осмотр, то потерпевший вправе самостоятельно обратиться за экспертизой, и страховщик должен будет признать ее результаты, резюмировали судьи.

Представители страховой индустрии опасаются, что это решение создаст им серьезные сложности. «Потерпевшего дважды приглашали на осмотр, после чего ему предложили приехать для согласования даты, времени и места осмотра — это вполне разумные действия», — сказал «Интерфаксу» начальник управления методологии урегулирования убытков Российского союза автостраховщиков (РСА) Андрей Маклецов. Теперь же автоюрист мог бы сослаться на решение ВС, указав, что раз суд вернул дело, то потерпевший, который игнорировал предложение страховщика, прав. «Данное решение мы не можем оценить как благоприятное для страховщиков», — отметил он.

Читайте также  Что говорится в новом законе о промилле

Утраченному праву на экспертизу — еще несколько месяцев

Второе дело — тоже «росгосстраховское». Компания отказалась выплатить страховое возмещение пострадавшему, когда тот представил результаты самостоятельно заказанной экспертизы ущерба. «Росгосстрах» посчитал, что такого права у хозяина машины уже не было, так как 4 июля 2016 года вступил в силу запрет на такие действия (ст. 12 закона об ОСАГО), а авария произошла 22 июля 2016 года.

Это неправильный подход, указал ВС. В подобных случаях судам следует обращать внимание не на дату ДТП, а на момент заключения договора, разъяснила кассационная инстанция. А бумага эта была подписана до изменения 12-й статьи закона об ОСАГО.

Подобные ситуации возникают в периоды внесения изменений в профильное законодательство, когда и страховщик, и потерпевший не всегда понимают, какие нормы закона об ОСАГО работают в зависимости от дат, фигурирующих в деле (дата ДТП, дата заключения договора, дата вступления в силу изменений в закон об ОСАГО), считают в РСА.

При этом подход ВС союз приветствует. «Решение суда затруднит поиск лазеек между датами для предъявления неправомерных требований», — сказал Маклецов из РСА. Бывают, по его словам, и добросовестные заблуждения, неверное понимание нововведений.

«Нужно отказаться от поправок в закон об ОСАГО в нынешних реалиях, чтобы дать практике устояться и избежать неправомерных претензий, основанных на различном понимании нововведений», — резюмировал сотрудник РСА. Впрочем, директор судебно-правового департамента Страховой компании «Согласие» Анна Полина-Сташевская считает, что определение ВС по этому делу четко основано на положениях действующего законодательства.

Ущерб можно обосновать непосредственно в суде

В центре третьего спора оказался отказ страховой компании «ВСК» платить из-за неполного пакета документов, который направил автовладелец. В последовавшем затем судебном процессе размер ущерба был установлен, страховщик его не оспаривал. А раз так, то лишать права на страховое возмещение нельзя, решил ВС. Можно отклонять только дополнительные требования: компенсацию морального вреда, неустойку штраф и пр., следует из кассационного определения.

«Верховный суд принял обоснованное решение», — считает Полина-Сташевская. Не согласен с ней Алексеев из СК «МАКС», у которого решение Верховного суда вызывает серьезные опасения. По его мнению, суд должен установить не только ущерб, но и документально подтвердить сам факт аварии, иначе все «пьяные» наезды на препятствия могут превратиться в ДТП.

«Злоупотребления по таким ситуациям были и раньше, а на фоне отмены с 20 октября справки о ДТП (так называемая форма №154 — ИФ) можно получить всплеск сфальсифицированных ДТП», — предупреждает он. «Действия недобросовестных страхователей могут быть весьма неприятны», — опасаются в РСА. Представители РСА видят в этом почву для конфликтов и роста числа обращений в суд.

Страховщик не может отказать в выплате вместо банкрота

В четвертом деле виновник ДТП был застрахован в страховой компании «Оранта», у которой отозвали лицензию 29 апреля 2015 года. Потерпевший обратился к своему страховщику — «СК Мегарусс-Д» — за компенсацией, но получил отказ.

Так делать нельзя, указал ВС. Страховая компания потерпевшего в подобных случаях должна заплатить, а потом может обратиться за компенсацией в профессиональное объединение страховщиков, следует из кассационного определения.

Это уже устоявшаяся практика. Если виновник ДТП был застрахован у страховщика, у которого затем отозвали лицензию, мы направляем заявку на акцепт, а затем выставляем требование на оплату в РСА, говорит Алексеев. По его словам, не было случая, чтобы РСА отказал в компенсации.

По закону об ОСАГО, в этом случае потерпевший обращается за прямым возмещением убытков, а страховщик затем обращается в РСА. Такая практика существует с 2014 года, когда вступили в силу соответствующие поправки, отмечают в союзе страховщиков: «Таким образом выплачивается около двух третей всех компенсационных выплат — безо всяких судов, просто по закону».

Доверенность — это тоже владение

Пятое дело возникло из-за отказа страховой компании «Гелиос» компенсировать автовладельцу ущерб от аварии, в которую попали два его автомобиля. Автомобиль Toyota, где хозяин был за рулем сам, ударил Mercedes, которым управляли по доверенности.

Суды двух инстанций поддержали страховщика на том основании, что кредитор и должник в случае такой аварии едины в одном лице, но ВС направил дело на новое рассмотрение. Он указал, что водитель Mercedes владел машиной в момент ДТП и, значит, на него распространяются все связанные с владением обязанности. «Отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции не указали каких-либо норм, в силу которых страховщик освобождался бы от выплаты страхового возмещения в случае причинения лицом, ответственность которого застрахована, вреда имуществу другого лица», — говорится в определении ВС.

Работа над ошибками

Эту серию дел объединяет то, что страховые компании допустили явные злоупотребления, а нижестоящие суды не смогли их распознать, отмечают эксперты. «Верховный суд в целом остается на позиции защиты прав страхователя, как слабой стороны», — сказал «Интерфаксу» адвокат Алексей Михальчик.

В последнее время под давлением лоббистов страховой отрасли происходит дрейф законодательства не в пользу пострадавших, отметил он. «Требования к страхователям ужесточаются под предлогом борьбы с мошенниками, но в результате мы получаем формулировки закона, de facto устанавливающие презумпцию недобросовестности лица, обратившегося за получением страховой выплаты», — сказал Михальчик.

Но практика ВС, по его словам, отчасти нивелирует эту тенденцию. «В указанных судебных актах совершенно правильно разъясняется, что основополагающим обстоятельством для страховщика является факт ущерба, а не сопутствующие формальные обстоятельства», — отметил Михальчик.

«Эти решения Верховного суда пресекают злоупотребления, допущенные страховыми компаниями», — отметила руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн» Татьяна Манакова. При этом, по ее словам, они почти полностью основаны на разъяснениях, которые ВС дал в постановлении от 29 января 2015 года №2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». Значит, резюмирует Манакова, ожидать изменения судебной практики не стоит.

Взыскание страхового возмещения по ОСАГО

# Название Cуд Решение
550668 Решение суда о взыскании страхового возмещения, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда

Иванов С.Ю. обратился в суд с иском к ПАО СК «Росгосстрах» о довзыскании с ответчика суммы страхового возмещения в размере 107 500 рублей, неустойки в размере 1% за каждый день просрочки от своевременно невыплаченной суммы страхового возмещения по.

Черткоев И.Б. обратился в суд с иском к ООО СК «Московия» о взыскании суммы страховой выплаты. В обосновании заявленных требований указано, что дд.мм.гггг произошло ДТП с участием ТС марки Мерседес гос. рег. знак №. Истец обратился в ООО СК «Моско.

Далгатов Д.К. обратился Первомайский районный суд с иском к АО «СК «Регионгарант» о взыскании суммы страховой выплаты. В обосновании заявленных требований истец указал, что дд.мм.гггг произошло повреждение ТС марки Фольксваген гос. р.

Бабаян С.Д. обратился Первомайский районный суд с иском к АО «СК «Регионгарант» о взыскании суммы страховой выплаты. В обосновании заявленных требований истец указал, что дд.мм.гггг произошло повреждение ТС марки Фольксваген гос. рег. знак №. Исте.

Агасян Ю.Л. обратился в суд с иском к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения. В обоснование требований указано, что 07.02.2017г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого принадлежащему истцу автомобилю Мер.

В суд обратился представитель истца Лазаренко А.В., действующий на основании доверенности от дд.мм.гггг, с исковыми требованиями к ПАО СК «Росгосстрах» о возмещении материального ущерба, в обоснование которых указано следующее. дд.мм.гггг произошл.

Подгорная И.А. обратилась в Первомайский районный суд с иском к ПАО «СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страховой выплаты. В обоснование заявленных требований истец указала, что дд.мм.гггг произошло ДТП, в результате которого были пр.

Чолакян А.Г. обратился в Первомайский районный суд с иском к ПАО «СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страховой выплаты. В обоснование заявленных требований истец указал, что дд.мм.гггг произошло ДТП, в результате которого были причин.

Цай И.Н. обратилась в Первомайский районный суд с иском к ПАО «СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страховой выплаты. В обоснование заявленных требований истец указала, что дд.мм.гггг произошло ДТП, в результате которого были причинен.

Роганин С.С. обратился в Первомайский районный суд с иском к ПАО «СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страховой выплаты. В обоснование заявленных требований истец указал, что дд.мм.гггг произошло ДТП, в результате которого были причин.

В суд обратился истец Макеева Е.В. с исковыми требованиями к ПАО СК «Росгосстрах» о возмещении материального ущерба, в обоснование которых указано следующее. дд.мм.гггг произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобилю .

Степанов Р.В. обратился в суд с иском к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страхового возмещения 161 282,70 руб., штрафа, неустойки, финансовой санкции, компенсации морального вреда и судебных расходов.В обоснование иска сослалась на то, что в.

В суд обратился истец Бадалов А. Н. с исковыми требованиями к ПАО СК «Росгосстрах» о возмещении материального ущерба, в обоснование которых указано следующее. дд.мм.гггг произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобилю.

В Первомайский районный суд обратился представитель истца Ковалев В. Е., действующий на основании доверенности от дд.мм.гггг, с исковыми требованиями к ПАО СК «Росгосстрах» о возмещении материального ущерба, в обоснование которых указано следующее.

Кейян Г.С. обратился в суд с иском к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании неустойки и штрафа.В обоснование требований указано, что решением Первомайского районного суда г. Краснодара от 13.04.2017г. с ПАО СК «Росгосстрах» в пользу истца взыскано страх.

В суд обратился представитель истца Мавьян Э.Д., действующий на основании доверенности от дд.мм.гггг, с исковыми требованиями к ПАО СК «Росгосстрах» о возмещении материального ущерба, в обоснование которых указано следующее. дд.мм.гггг произошло д.

Герасимов А.О. обратился в суд с иском к САО «ВСК» о взыскании страхового возмещения.В обоснование заявленных требований истец указал, что 08.07.2016 года произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобиль истца Кио Рио».

Берлякова И.Ю. обратилась в Первомайский районный суд с иском к ПАО «СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страховой выплаты.В обоснование заявленных требований истец указал, что дд.мм.гггг произошло ДТП, в результате которого были причинены механиче.

В суд обратился представитель истца Лазаренко А.В., действующий на основании доверенности от дд.мм.гггг, с исковыми требованиями к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании неустойки, стоимость нотариальной доверенности, в обоснование которых указано следу.

Чермит А.В. обратился Первомайский районный суд с иском к ПАО «СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страховой выплаты.В обосновании заявленных требований истец указал, что дд.мм.гггг произошло ДТП, в результате которого были причинены механические п.

Верховный суд поддержал взыскательный подход судей к страховщикам

Как отмечает ВС, определение страховых рисков по договору страхования жизни и здоровья гражданина-потребителя и предоставление страхователю необходимой информации о страховой услуге – обязанность страховщика, на котором лежит бремя доказывания надлежащего исполнения этой обязанности.

Х. обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании суммы страхового возмещения и компенсации морального вреда. В обоснование требований истец указал, что между ним и ответчиком заключен договор страхования от несчастных случаев. К страховым рискам отнесено в том числе наступление инвалидности в результате несчастного случая. В период действия договора истцу была установлена I группа инвалидности. Х. обратился в страховую компанию с заявлением о выплате страхового возмещения, приложив все необходимые документы, однако ответчик в выплате отказал, сославшись на отсутствие страхового случая, так как инвалидность установлена истцу в результате заболевания, а не несчастного случая.

Х. счел данный отказ незаконным и нарушающим его права, в связи с чем просил взыскать в его пользу сумму страхового возмещения в размере 1 000 000 руб. и 300 000 руб. в счет компенсации морального вреда.

Как установлено судом, указанный договор страхования заключен между сторонами на основании утвержденных страховщиком Общих правил страхования от несчастных случаев и болезней (далее также – Правила). В качестве страховых рисков по указанному договору определены: временная утрата трудоспособности (здоровья) в результате несчастного случая; травма в результате несчастного случая; инвалидность в результате несчастного случая; смерть в результате несчастного случая; госпитализация в результате несчастного случая; операция в результате несчастного случая.

В период действия договора Х. установлена I группа инвалидности вследствие ишемического инсульта.

Отказ в выплате страхового возмещения страховая компания обосновала тем, что инвалидность Х. установлена в результате общего заболевания, а потому согласно условиям договора страхования данное событие не является страховым случаем.

Исследовав и оценив доказательства, а также дав толкование условиям договора, суд первой инстанции, с которым согласился и суд апелляционной инстанции, пришел к выводу о том, что в связи с установлением Х. I группы инвалидности наступил предусмотренный договором страхования страховой случай, а страховая компания неправомерно отказала истцу в выплате страхового возмещения.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, оставляя названные судебные акты без изменения, исходила из следующего.

Согласно ст. 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее – Закон об организации страхового дела) страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления (п. 1).

Страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам (п. 2).

Согласно ст. 10 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей) изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора.

Как разъяснено в п. 44 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных ему недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), суду следует исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках, имея в виду, что в силу Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора.

В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой данной статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Судом по делу установлено, что при заключении договора страхования были заполнены и подписаны заявление на страхование от несчастного случая, а также карточка сведений о лице, подлежащем страхованию. Страхователю выдан полис с указанием на ознакомление с Правилами страхования и получение этих правил застрахованным.

При этом как в заявлении, так и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания, равно как и то, что инвалидность вследствие болезни исключается из числа страховых случаев по договору.

Доказательств, свидетельствующих о том, что истцу разъяснялось, что инвалидность по болезни не будет являться страховым случаем, а также о наличии возможности заключить договор с дополнительным условием страхования от инвалидности вследствие болезни, суду не представлено.

Из содержания заявления и полиса усматривается, что указанные документы заполнены печатным способом, включая отметки – значок «V» – о том или ином выборе условий страхования. При этом варианта страхования на предмет инвалидности по болезни не имеется.

При таких обстоятельствах суд, оценив волеизъявление сторон при заключении договора страхования с учетом отсутствия у потребителя специальных познаний, пришел к выводу о том, что наступившая у истца инвалидность относится к страховым случаям, на предмет которых заключался договор страхования.

Доводы заявителя о том, что договор страхования заключен на основании Общих правил страхования от несчастных случаев и болезней, сами по себе не опровергают вывода судов.

Так, п. 1.12.1 Правил предусмотрено, что несчастный случай – фактически происшедшее извне, возникшее внезапно, непредвиденно, помимо воли застрахованного событие, произошедшее в период действия договора страхования, в том числе: взрыв, утопление, действие электрического тока, удар молнии, нападение злоумышленников или животных, падение какого-либо предмета на застрахованного, падение самого застрахованного, удушение, отравление вредными веществами, наезд средств транспорта или их авария, резкое физическое перенапряжение конечностей или позвоночника, в результате чего происходит вывих сустава, частичный или полный разрыв мускулов, сухожилий, связок или сосудов. Если это прямо предусмотрено договором страхования, к несчастным случаям относятся также неправильные медицинские манипуляции.

В п. 1.12.2 Правил указано, что заболевание (болезнь) – заболевание, впервые выявленное (диагностированное) в период действия договора страхования либо, если это предусмотрено договором страхования, заявленное страхователем (застрахованным) и принятое страховщиком на страхование.

Таким образом, перечень указанных в Правилах несчастных случаев является не исчерпывающим, а определение в п. 1.12.2 заболевания (болезни) уточняет только период его выявления.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Между тем в возражениях на иск и в кассационной жалобе ответчиком не представлено обоснования того, что инсульт, вызванный внешними факторами, произошедший внезапно, непредвиденно и помимо воли застрахованного, не является предусмотренным договором страховым случаем.

Как видно из материалов дела, программы по страхованию от несчастных случаев и болезней, включая программу страхования, по которой был застрахован истец, не предусматривают каких-либо различий в страховых рисках инвалидности от несчастного случая и от болезни, в том числе и в тарифах. Каких-либо сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется.

Решение суда основано на оценке обстоятельств дела и толковании условий договора.

Доводы кассационной жалобы страховой компании, основанные на несогласии с оценкой обстоятельств дела и с толкованием судом условий договора, сами по себе не могут служить основанием для кассационного пересмотра состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии с ч. 2 ст. 390 ГПК РФ при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Кроме того, из материалов дела следует, что решение суда исполнено, денежные средства истцу – инвалиду I группы – выплачены, являются его собственностью.

В соответствии с принципом правовой определенности не допускается пересмотр окончательного решения суда исключительно в целях проведения повторного слушания по делу и постановления нового решения, а в соответствии с принципом уважения собственности не допускается произвольное лишение полученного по решению суда имущества (определение № 18-КГ17-27).

Солидарная ответственность страховщиков при причинении вреда жизни и здоровью третьих лиц (практика применения п. 9.1 ст. 12 ФЗ «Об ОСАГО»)

Обстоятельства появления в Законе «Об ОСАГО» п. 9.1. ст. 12 это тайна, покрытая мраком. Данная норма была введена Федеральным законом от 01.05.2019 N 88-ФЗ и вступила в силу 01.05.2019г. Если посмотреть пояснительную записку к проекту данного федеральному закона, а также его первоначальный текст, принятый Государственной Думой РФ в первом чтении, то мы увидим, что изначально включение данной нормы не планировалось. Но как известно самое интересное с проектом закона в нашей стране происходит между первым и вторым чтением. В него могут быть внесены такие поправки, которые выгодны определенным лоббистским группам. Перед вторым чтением выступил представитель минфина РФ и один из депутатов, которые также не затронули вопрос о необходимости и целесообразности введения данной нормы. Известный юрист и заместитель председателя ВАС РФ в отставке В.В. Витрянский называет такие поправки «теневыми».

Страховщикам давно не нравилась предложенная Верховным Судом РФ идея возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью третьих лиц (пешеходов, пассажиров транспортных средств) по каждому полису ОСАГО, даже водителей, которые не являются причинителями вреда в контексте уголовного или административного права. И вот есть подозрения, что благодаря так называемому страховому лобби данная «теневая» поправка появилась ко второму чтению и оказалась в итоговом тексте принятого закона. При этом скажем откровенно, что текст данной нормы выглядит крайне неудачно. Ее смысл сводится к тому, что независимо от количества транспортных средств, взаимодействие которых привело к причинению вреда жизни и здоровью третьих лиц, максимальный лимит страховой выплаты не будет превышать суммы, установленный законом «Об ОСАГО», то есть 500 000 рублей.

Немного поговорив об истории принятии данной нормы, перейдем теперь к практике ее применения. Как всегда, когда в закон об ОСАГО вносятся изменения, меняющие порядок и размер страховых выплат, возникают трудности с определением того момента, когда новая норма подлежит применению. Так было и с увеличением лимитов страховых выплат, введением единой методики ЦБ РФ, введением обязательного претензионного порядка, перехода на натуральную форму возмещения, обязательного обращения к Финансовому уполномоченному и вот сейчас на практике возникают сложности на какие именно правоотношения распространяется новая норма.

Страховщики безусловно сразу, что называется взяли «быка за рога» и с 01.05.2019г. стали применять п. 9.1 ст. 12 ФЗ «Об ОСАГО» независимо от того, когда был заключен договор страхования и тем более, когда произошло дорожно-транспортное происшествие. Однако в данном порыве суды их не поддержали.

Постепенно до судов начали доходить дела, когда дорожно-транспортные происшествия происходили уже после 01.05.2019г. Перед судами встал вопрос о распространении указанной нормы на вред, причиненный третьим лицам, полученным после 01.05.2019г. И здесь в очередной раз у правоприменителей возникли сложности с моментом, когда возникают отношения в сфере обязательного страхования между потерпевшими и страховщиками – в момент заключения договора страхования между страховщиком и страхователем или в момент причинения вреда. Сами страховщики в конце концов для себя выработали правило о том, что новая норма подлежит применению, если ДТП произошло после 01.05.2019г. Соответствующее правило было закреплено в п. 1.3. Правил профессиональной деятельности (ППД) от 27.02.2020г. и обязательно для применения всеми членами Российского Союза Автостраховщиков.

Однако судебная практика, в отсутствие разъяснений высшей судебной инстанции, начала складываться по-разному. Так, например, 17 арбитражный апелляционный суд в своем постановлении от 2 сентября 2020 г. N 17АП-8635/2020-АК, рассматривая жалобу страховщика на предписание регулятора прямо указал, что новая норма распространяется только на договоры, заключенные после 01.05.2019г. Аналогичного правила придерживается при рассмотрении обращений граждан и Финансовый уполномоченный. На уровне новых кассационных судов общей юрисдикции идет поддержка правовой позиции, исходя из которой новая норма должна применяться, если ДТП произошло после 01.05.2019г. Такая практика, в частности устоялась в Четвертом кассационном суде общей юрисдикции. (здесь, здесь и здесь). При этом, по одному из дел Верховный Суд РФ отказал в принятии кассационной жалобы для рассмотрения коллегией, а по остальным двум делам свое слово Верховный Суд РФ еще не высказал. Безусловно отказное определение Верховного Суда РФ никак нельзя назвать практикообразующим, однако от наших судов можно ожидать все что угодно. Например, тот же самый Четвертый кассационный суд общей юрисдикции не стесняется ссылаться на отказное определение Верховного Суда РФ, да еще и его экономической коллегии.

Что касается остальных судов общей юрисдикции, то пока что удалось найти только позицию Седьмого кассационного суда общей юрисдикции, который в Определении от 3 ноября 2020 г. по делу N 88-15985/2020 прямо указал, что к возникшим правоотношениям применимы положения пункта 9.1 статьи 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ, предусматривающие обязанность страховщиков солидарно осуществить страховую выплату, общий размер которой не может превышать размер страховой суммы, предусмотренной подпунктом «а» статьи 7 настоящего Федерального закона — 500 000 руб., поскольку страховой случай наступил после вступления в силу приведенной нормы права о солидарной ответственности страховщиков за причиненный потерпевшему вред здоровью.

Представляется, что позиция вышеназванных кассационных судов являются неверной и противоречит прежде всего разъяснениям Верховного Суда РФ данные им в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» где указано, что по общему правилу, к отношениям по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств применяется закон, действующий в момент заключения соответствующего договора страхования (пункт 1 статьи 422 ГК РФ).

В момент ДТП возникают деликтные правоотношения между потерпевшим и лицом, ответственным за причиненный вред. Договорные же правоотношения в сфере обязательного страхования возникает между страхователем и страховщиком в момент заключения договора, а в момент ДТП они лишь созревают в обязательство страховщика платить выгодоприобретателю по наступившему страховому случаю. Соответственно, по мнению автора, действие п. 9.1 ст. 12 ФЗ «Об ОСАГО» должно распространяться на договоры, заключенные после 01.05.2019г., о чем как нам кажется скоро выскажется и Верховный Суд РФ.